Javascript must be enabled in your browser to use this page.
Please enable Javascript under your Tools menu in your browser.
Once javascript is enabled Click here to go back to �нтеллектуальная Кобринщина

Сочинения по произведениям Уайльд О.

Портрет Дориана Грея


  1. Проблематика романа Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея»
  2. О романе Оскара Уайльда "Портрет Дориана Грея"
  3. Эстетические принципы О. Уайльда и роман «Портрет Дориана Грея»
  4. Оригинальность раскрытия нравственных проблем в романе Уайльда «Портрет Дориана Грея»
  5. Тема красоты в романе «Портрет Дориана Грея» Уайльда
  6. Сюжет романа «Портрет Дориана Грея»
  7. Роман Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея»
  8. Роман-символ “Портрет Дориана Грея”
  9. «Портрет Дориана Грея» квинтэссенция эстетизма
  10. Дориан Грей вступивший в сделку с дьяволом


 

 

Проблематика романа Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея»

Английский писатель, поэт, драматург Оскар Уайльд прожил недолгую и трагическуя жизнь. Его творчество наиболее полно и талантливо отбивает художественно-философское течение — эстетизм, который возник в Англии в 70-90 годах XIX века. Поборники эстетизма отстаивали принципы «искусства для искусства» и считали, что литература не должна выполнять моральную миссию, учить добру, справедливости, что она равнодушна к проблемам добра и зла. Искусство должно служить красоте.

Теоретические принципы эстетизма отобразились в романе «Портрет Дориана Грея». В центре внимания автора — три персонажа: художник Базил Холлуорд, который превыше всего ценит искусство, его друг лорд Генри, порочный и циничный аристократ и молодой, очень красивый юноша Дориан Грей. Действие романа начинается из того, что лорд Генри приходит в мастерскую Базила Холлуорда, где художник работает над портретом юного красавца. В скором времени появляется и сам натурник Дориан Грей. Он с увлечением слушает циничные разговоры лорда Генри. Любовь к себе — это единый роман, который длится вся жизнь. Так определяет свое жизненное кредо «король парадоксов». Работу над портретом закончено, он поражает всех своим совершенством. С увлечением смотрит на него Дориан Грей и говорит: «Если бы портрет изменялся, а я мог оставаться таким, как я есть». Растроганный художник дарит портрет натурщику. Лорда же Генри поражает красота самого юноши, и он предлагает Дориану принять участие в развлечениях вместе с ним. Художник старается предостеречь юношу, но напрасно, Дориан обращается к светской жизни. Он влюблен в молодую актрису Сибилу Вейн, которая вдохновенно играет роли в выдающихся пьесах, но в бедном театре. Дориан и Сибила решают пожениться. Юноша приглашает на спектакль с участием невесты своих друзей. Девушка в захвате от своего чувства, и ей кажется, что играть любовь на сцене напрасно. Роль Джульетты в спектакле, который пришли смотреть Холлуорд и лорд Генри, она проваливает. Художник сочувствует юноше, лорд цинично шутит. Дориан кричит своей невесте: «Вы убили мою любовь!». Ему казалось, что искусство и реальность имеют неразрывную связь. Всю ночь блуждает он улицами Лондона, а на утро решает помириться, но узнает, что его слова привели к самоубийству Сибилы. Дориан смотрит на свой портрет и с ужасом замечает, что на обрисованном лице появилась первая резкая морщина. Дальше Уайльд в одной главе рассказывает о 20 лет жизни героя. Это история влюбленности в свою красоту и упадка души. Дориан давно уже спрятал портрет, так как со временем прекрасное лицо превратилось на безобразное лицо сластолюбивого старца. Дориан предъявляет обвинение художнику в том, что произошло с его душой, и в припадке ярости убивает Базила Холлуорда, а своего компаньона, шантажируя страшной тайной, принуждает растворить тело художника в азотной кислоте. На портрете отбивается и это страшное преступление. Дориан Грей завидует всем, даже своему компаньону, который нашел в себе силы покончить жизнь самоубийством, даже лорду Генри, цинику, тонущему в пороках, но который считает, что любое преступление — вульгарность.

Дориан бросается на портрет, стремясь уничтожить его. Слуги находят тело безобразного старца, одетого в одежду Дориана, рядом с портретом, на котором изображенный прекрасный юноша.

Уайльд отстаивает высшую силу искусства. Реальная жизнь может быть отвратительной, искусство же воссоздает красоту, сохраняет ее, оно не подвластное ни времени, ни моральным законам.

О романе Оскара Уайльда "Портрет Дориана Грея"

«Портрет Дориана Грея» — роман Оскара Уайльда (1891). Несмотря на то что этот роман написан в конце ХIХ в., он по своей проблематике и идеологии целиком принадлежит ХХ в., а по художественному языку — европейскому символизму, а тем самым модернизму и неомифологизму. Кроме того, в этом произведении впервые поставлена проблема соотношения текста и реальности как проблема энтропийного времени. В концепции культуры ХХ в., развиваемой на страницах этого словаря, «П. Д. Г.» играет в культуре ХХ в. едва ли не меньшую роль, чем, например, «Доктор Фаустус» Томаса Манна. Напомним вкратце сюжет романа. Художник Бэзил Холлуорд написал замечательный портрет молодого и знатного красавца Дориана Грея. Художник столько души вложил в этот портрет, что не хочет его нигде выставлять и дарит Дориану. В этот момент появляется университетский друг художника лорд Генри, циник и имморалист, воспевающий «новый гедонизм», человек, который «всегда говорит безнравственные вещи, но никогда их не делает». Он сетует на то, что красота Дориана Грея скоро потускнеет, а портрет всегда будет напоминать ему о его молодости. Риторика лорда Генри так заразительна, что Грей в отчаянии: пусть лучше старится портрет, а он остается вечно молодым. Лорд Генри начинает играть огромную роль в антивоспитании Грея, ориентируя его на эстетизм, гедонизм и легкое отношение к нравственности. Грей влюбляется в красивую, но бедную девушку, актрису маленького театрика Сибилу Вэйн. Однако когда она, охваченная любовью к Дориану, не хочет и не может изображать несуществующие чувства на сцене — начинает плохо играть, он без сожаления расстается с нею, наговорив ей жестоких слов. Сибила кончает жизнь самоубийством, а Грей, случайно взглянув на портрет, замечает, что портрет изменился — на губах появилась жесткая складка. Итак, его желание сбылось — отныне портрет станет его совестью, он будет стареть, а Дориан останется вечно молодым. Вдохновленный лордом Генри и прочитанным по его совету Романом Гюисманса «Наоборот», Дориан Грей пускается во все тяжкие. Он ведет самый беспутный и безнравственный образ жизни, какой только можно себе представить, и лишь его обаяние и странно не меркнущая с годами красота заставляют общество не отвернуться от него, хотя о нем идет много пересудов. Проходят десятилетия, но он остается молодым и прекрасным, меняется лишь его портрет, становясь все безобразнее, но об этом никто не знает, кроме самого Грея; он тщательно спрятал портрет в укромной комнате своего дома. Художник Бэзил приходит увещевать Дориана. Тот показывает ему портрет, а затем в приступе гнева убивает художника. Портрет становится еще ужаснее. Погружаясь все больше в бездну порока, Грей не может остановиться. На портрете он выглядит уже отвратительным стариком. В припадке ярости Грей бросается на портрет с ножом, но убивает тем самым себя, превращаясь в труп омерзительного старика, тогда как на портрете восстанавливается облик прекрасного юноши. Обратимся теперь к мифологическим реминисценциям романа.

Прежде всего, Дориан Грей наделяется целым рядом прозвищ, именами мифологических красюцев — Адонис, Парис, Антиной, Нарцисс. Последнее имя подходит к нему, конечно, более всего. В мифе о Нарциссе говорится, что прорицатель Тиресий предсказал родителям прекрасного юноши, что тот доживет до старости, если никогда не увидит своего лица. Нарцисс случайно смотрит в воду, видит в ней свое отражение и умирает от любви к себе. Дориан Грей влюблен в свое «второе я» портрет, подолгу смотрит на него и даже целует его. В конце романа, когда портрет заменяет его, Грей все больше и больше влюбляется в свою красоту и, не выдержав красоты своего тела и, по контрасту, омерзительности своей души, которую ему показывает портрет, по сути кончает собой, умирает, как Нарцисс, от любви к себе. Другой не менее важный миф, который используется в сюжетном построении романа, это легенда о том, как Фауст продал душу дьяволу за вечную молодость. В роли искусителя выступает лорд Генри. Он стращает Дориана картинами безобразия его тела, когда оно постареет. Тогда-то Дориан и говорит сакраментальную фразу: "- Как это печально! — пробормотал вдруг Дориан Грей, все еще не отводя глаз от своего портрета. — Как печально! Я состарюсь, стану противным уродом, а мой портрет будет вечно молод. Он никогда не станет старше, чем в этот июньский день… Ах, если бы могло быть наоборот! Если бы старел этот портрет, а я навсегда остался молодым! За это… за это я отдал бы все на свете. Да, ничего не пожалел бы! Душу бы отдал за это! (подчеркнуто мной. — В.Р.)". Так и получается: Дориан становится вечно молодым «отродьем Дьявола», как называет его проститутка в порту, а портрет гнусно стареет. Попробуем теперь разобраться, что все это означает с точки зрения концепции энтропийного времени. Свойство физического времени — необратимость, связанная с накоплением энтропии, распада, хаоса, как показал современник Оскара Уайльда великий австрийский физик Людвиг Больцман. В романе много раз изображается этот процесс энтропийного разложения тела. Энтропийному времени противостоит семиотическое время, который исчерпывает, уменьшает энтропию и тем самым увеличивает информацию. Текст с годами молодеет, так как он обрастает все большим количеством информации. В этом одна из важнейших мемориальных функций культуры: если бы не сохранялись тексты о прошлом, мы бы ничего не знали о наших предках. В романе Уайльда текст и реальность меняются местами. Портрет приобретает черты живого организма, а Дориан становится текстом. Происходит это потому, что в романе заложена идеология панэстетизма, которой живут его герои. Именно конец ХIХ в. и начало ХХ в. связаны с протестом позитивного физического времени против второго начала термодинамики (см. время). Протест этот выражался даже в самой статистической термодинамике Больцмана, им наполнена философия Ницше, Вагнера, Шпенглера, Бердяева. Это возврат к средневековой философии истории Блаженного Августина, на место энтропии ставившего порок.

Не случайно Дориан Грей влюблен не столько в актрису Сибилу Вэйн, а в те роли (тексты), которые она играет, — Джульетту, Розалинду, Имоджену. Он сам — музыкант и страстно любит все прекрасное. Коллекционирует предметы древнего искусства. Это — декадентский вариант мифологемы Достоевского о том, что красота спасет мир. Красота губит личность, потому что это не настоящая красота, а дьявольская, что показывает портрет, который хранится у Дориана Грея. За сделку с дьяволом надо расплачиваться. Вся история, происшедшая с Дорианом Греем, — это дьявольское наваждение: убитый, Грей становится таким безобразным, каким и должен быть, а портрет вновь превращается в текст — равновесие восстанавливается.

 

Эстетические принципы О. Уайльда и роман «Портрет Дориана Грея»

Оскар Уайльд жил в плену собственных противоречий: то он сторонник «чистого искусства», то борец за его подччнение высоким этическим идеалам. Роман «Портрет Дориана Грея» (1891) был задуман, судя по предисловию автора, как апофеоз’ искусства, стоящего над жизнью, как гимн гедонизму — философии наслаждения. В парадоксальных афоризмах предисловия Уайльд повторил известные положения своей эстетики: «художник — тот, кто создает прекрасное», «художник не моралист», «искусство — зеркало, отражающее того, кто в него смотрится, а вовсе не жизнь». От теоретических положений он переходит к трагической. истории Дориана Грея.

 

Мир знает многих героев, отдавших душу дьяволу в обмен на богатство, трон, знание истины, обладание любимой женщиной. Дориан Грей жертвует душой во имя вечной молодости и красоты. Юный красавец, любуясь своим изображением, не может избавиться от мысли, что портрет будет всегда обладать тем, чего он неизбежно лишится. «О, если бы было наоборот! Если бы портрет менялся, а я мог всегда оставаться таким, как сейчас!» Мольба была услышана, и пожелание исполнилось. Безвольный Дориан становится послушной игрушкой в руках многоопытного циника лорда Генри.

Поверив его речам о всесилии красоты, о неподвластности ее каким-либо законам, Дориан отдается чувственным наслаждениям, скользя в бездну разврата и преступлений. Низменные страсти, однако, не оставляют следа на нем, проходит много лет, но лицо его сияет свежестью юности, ее неповторимой чистотой. Портрет же чудовищно изменяется, ибо душа Дориана, воплотившаяся в нем, стала порочной, лживой и грязной. Не выдержав мучительных встресо своей запятнанной совестью, Дориан всадил в портрет нож, чтобы избавиться от этого ужасного свидетеля, тот самый нож, которым он прежде убил художника Бэзила, написавшего этот портрет.

Вбежавшие слуги увидели великолепный портрет своего хозяина во всем блеске его дивной молодости и красоты. А на полу лежал омерзительный труп, в котором, лишь по кольцам на руках, они узнали Дориана Грея. «Это ведь чисто декоративный роман! «Портрет Дориана Грея» — золотая парча!» доказывал сам автор. Уайльд не задавался целью создать многогранные характеры, каждый его герой— воплощение одной идеи: Дориан — это стремление к вечной юности, лорд Генри—культ философии наслаждения, Бэзил – преданность искусству.

Главное внимание писатель уделяет не действию, не характеристикам, а тонкой игре ума, которую ведет лорд Генри, в чьих смелых парадоксах воплощены заветные мысли автора. В свою интеллектуальную игру Принц Парадокс вовлекает Дориана, поражая его воображение необычными и дерзкими речами. А слова для Уайльда гораздо важнее, чем факты, он, а с ним и его герои, полностью отдаются словесным поединкам. Новый гедонизм лорда Генри в чем-то близок учению Ницше. Оба они облагораживают культ эгоизма мечтой о прекрасном, совершенном человеке.

«Цель жизни — самовыражение. Проявить во всей полноте свою сущность — вот для чего мы живем… Спорить с лордом Генри трудно, в частностяхон бывает прав, но эти частичные истины не скрывают ошибочность его исходной позиции.

Никто, кроме Бэзила, и не пытается опровергнуть его. В мире, где он вращается, в большой моде подобное кокетство ума. Проповедуя свободу инстинктов, лорд Генри всей душой восстает против самоограничения. «Единственный способ отделаться от искушения — уступить ему… Согрешив, человек избавляется от влечения к греху, ибо осуществление — это путь к очищению». Лорду Генри льстило внимание юного Дориана, который, словно редкостная скрипка, отзывался на каждое прикосновение, ему нравилось умственно развращать его, слышать в его горячих речах отзвуки собственных мыслей.

Превратив юношу в объект бесстрастного наблюдения, он ставит эксперимент над его душой, полностью подчиняя ее себе. Любовь Дориана к Сибилле Вэйн ярче всего свидетельствует о несознательности философии лорда Генри. Дориан оказывается неспособен на простое человеческое чувство. Он влюбляется не в девушку, а в искусство, которому она безраздельно отдавалась до встречи с ним. Он любил в ней сегодня Розалинду, завтра— Имоджену. Он обожал в ней Джульетту, Офелию, Дездемону, но он никогда не любил обыкновенную девушку Сибиллу Вейн.

И он безжалостно оттолкнул ее, разбив ее сердце, как только из великолепной актрисы она превратилась в живую любящую женщину. Она перестала занимать его воображение, а согласиться с нею в том, что любовь выше искусства, он не мог. Дориан исповедовал другую философию, согласно которой полное самоопределение человека возможно только в искусстве. Свою жизнь он пожелал превратить в величайшее искусство. Полюбив себя превыше всего, он не очень беспокоился о других. Сибилла, поступившая, по его мнению, эгоистично, причинив своею смертью ему минутное волнение, — первая жертва Дориана, за нею последуют другие. Дружба с ним оказывается губительной для молодых людей, он заражает их безумной жаждой наслаждений, они либо кончают жизнь самоубийством, либо скатываются на дно.

Жизнь Дориана превратилась бы в кошмар, если бы днем и ночью призраки его преступлений напоминали ему о себе. Но он заставляет умолкнуть совесть. Низости и преступления, совершаемые Дорианом, для него — лишь цепь удивительных переживаний, после которых с особым удовольствием он окунался в атмосферу искусства. Узнав о самоубийстве Сибиллы, он едет в оперу слушать «божественную Патти», убив Бэзила, с упоением отдается чтению стихов Готье. Зло было для него лишь одним из средств осуществления того, что он считал красотой жизни. Дориан усвоил эту заповедь лорда Генри. Он преображает мир силой своей фантазии, создает свой мир, в котором все приняло свои формы и оделось яркими, светлыми красками».

Он постоянно меняет свои увлечения. То ото католичество, привлекавшее своей обрядностью, то мистицизм «с его дивным даром делать простое таинственным», то дарвинизм. Был в жизни Дориана период, когда он весь отдался музыке. То он изучал ароматические вещества, открыв, что «всякое душевное настроение связано с чувственным восприятием».

Затем появилась новая страсть: драгоценности, гобелены и старинные вышивки. Все эти сокровища помогали ему спастись от страха, который он испытывал перед глубиной собственного падения. Он убедился в том, что в его жизни культура и разврат сопутствовали друг другу. И это понятно: Дориан изгнал из – культуры все человеческое, искусство воспринимал как нечто нейтральное, не влияющее на деятельность человека. Уайльд хотел прославить героя, принесшего душу в жертву красоте и искусству, но художественная правда оказалась сильнее этого замысла. Он показал, что Дориан загрязнил себя, что красота, лишенная вечности, становится уродством.

Все вы в ней воспринимали как музыку, поэтому она вас не испортила. И это говорится в тот момент, когда Дориан понял, что изуродовал свою душу, загубил жизнь, вкусив яд подобных обольстительных речей. Дориан стал жертвой своей максималистской страсти — любви к самому. Думая исключительно о своей личности, он ее и разрешил. «Пытаясь убить свою совесть — Дориан Грей убивает себя», — так сформулировал мораль романа сам автор. Уайльд спорит с Уайльдом и своими руками разрушает возведенное с таким изяществом и легкостью здание своей ложной философии.

Однако Уайльд далеко не последователен в ее осуждении: Дориан вызывает в нем больше сочувствия и сострадания, чем жертвы его страстей. В его судьбе Уайльд раскрыл трагедию реального противоречия: наслаждение, ставшее самоцелью, порождает не радость, а муки.

 

Оригинальность раскрытия нравственных проблем в романе Уайльда «Портрет Дориана Грея»

Впервые напечатан в июле 1890 года в «Месячном журнале Липпинкотта», а позднее изданный отдельной книгой в апреле 1891 года, дополненной особым предисловием, ставшим манифестом эстетизму, а также шестью новыми главами. Некоторые главы были полностью переработаны.

После публикации романа в обществе разразился скандал. Вся английская критика осудила его как аморальное произведение, а некоторые критики требовали подвергнугь его запрету, а автора романа — судебному наказанию. Уайльда обвиняли в оскорблении общественной морали. Однако обычными читателями роман был принят восторженно. По жанру — это философский роман, написанный в декадентском стиле. В Дориане Грее, главном герое романа, угадываются черты нового Фауста. В роли Мефистофеля выступает лорд Гснрн, именно он на протяжении всего романа соблазняет Дориана Грея идеями нового гедоннзма, превращает невинного и талантливого юношу в порочное чудовище.

Под роль Маргариты попадает Сибилла Вейн, новый Валентин — Джеймс Вейн. Интересно, что в сюжете романа есть значительные сходства с легендой о Фаусте. Например, Фауст также получил от Мефистофеля вечную молодость. Есть аллюзии и на другие произведения мировой литературы. Роман «Мель мот Скиталец» был известен Уайльду с детства, поскольку его автор, Чарлз Роберт Метьюрин, приходился ему двоюродным дедушкой. Именно к «Мельмоту» восходит и идея о таинственном портрете, прототип которого не старится, и отчасти герой, который может позволить себе все. Есть общее в романе и с «Шагреневой кожей» Бальзака.

Близким по декадентскому луху к «Портрету Дориана Грея» является роман Гюисманса «Наоборот». Однако «Портрет Дориана Грея» рассматривается как абсолютно уникальное, стоящее особняком в литературе произведение. В нем поставлены вечные вопросы человечества —о смысле жизни, об ответственносги за содеянное, о величии красоты, о смысле любви и губящей власти греха. Одной из основных идей романа является то, что эстетизм — просто абстрактное явление, и что он приводит только к разочарованию, а не к возвеличиванию понятий о красоте. Сейчас «Портрет Дориана Грея» — один из самых известных романов мировой литературы.

 

Тема красоты в романе «Портрет Дориана Грея» Уайльда

Вторая половина 19 века в Европе стремится к экспериментам (фр. экспрессионизм). В Англии на рубеже 70-80-х гг возникло в первую очередь среди живописцев направление прерафаэлитов. Целый ряд художников усваивали приёмы ранневозрожденческих художников. Это повлияло и на Оскара Уайльда. Он пишет эстетический роман «Портрет Дориана Грея».

В этой книге авторский вымысел не ограничен строго рамками достоверности, и реальность очень своеобразно переплетается с фантастикой. Собственно, в истории красивого молодого человека Дориана Грея, послужившего моделью художнику Бэзилу Холлуорду для его лучшего портрета, а затем ставшего под влиянием лорда Генри Уоттона неисправимым себялюбцем и безразличным к морали искателем удовольствий, скатившимся на путь порока, – в этой истории все вполне правдоподобно и укладывается в рамки достоверности. Фантастично то, что человек и портрет как бы поменялись ролями.

Юный красавец Дориан Грей высказывает пожелание, чтобы он навсегда остался внешне таким же, как в момент завершения его портрета, и с этого мига на протяжении двадцати лет действия романа он сохраняет все очарование юности, а портрет, спрятанный в его доме, отражает его настоящую жизнь, накапливая следы времени, порока и преступлений.

В «Портрете Дориана Грея» явная перекличка с романтизмом. Здесь судьба художника и его творений. Бэзил Холлуорд – талантливый живописец, который написал волшебный портрет. Мотив двойничества также сближает с романтизмом: двойную жизнь ведёт Дориан Грей: для всех он благопристойный светский молодой человек, но для себя он знает, что его жизнь проходит в притонах, среди отребья, на его совести смерти, нет ничего святого, единственный смысл жизни – удовлетворение собственного тщеславия. Дориан усваивает внушённые ему мысли философа, что красота – единственная ценность, она оправдывает всё, не связана с ответственностью, этикой.

Роман прославляет красоту и сам написан замечательно. Красота входит в 2 вариантах: природная (английский парк) и творчество, создания художника (это то, во что преображается талант, результат души и умений). С романтизмом сближает и сказочный мотив, в результате которого живой человек и его изображение меняются местами. Мотив портрета – интересная вещь (похожая повесть Гоголя о художнике Черткове).

Очень важная мысль о том, что деградация искусства впрямую связана с упадком высокого искусства лжи, иллюстрируется и доказывается в романе эволюцией актрисы Сибиллы Вейн. Не ведавшая, что такое любовь, девушка прекрасно фантазировала на сцене, лгала (в уайльдовском смысле), с успехом играя роли многих шекспировских героинь. Узнав истинное чувство, полюбив Дориана, она переживает резкий «упадок искусства лжи», в результате чего с ней как с актрисой происходит трагическая метаморфоза: она начинает играть из рук вон плохо (что фиксирует даже добрейший Холлуорд). Она произносит еретические слова о том, что искусство – только бледное отражение подлинной любви, и Дориан жестоко отлучает ее от церкви: «Без вашего искусства вы – ничто».

В отчаянии она отравляет себя. Понятие «прекрасное» и «красота» (Уайльд пишет это слово с заглавной буквы) ставятся в предисловии на самую верхнюю ступень ценностей. Поучения лорда Генри и их воплощение – жизнь Дориана – как будто вполне соответствует такой расстановке. Дориан красив, и красота оправдывает все негативные стороны его натуры и ущербные моменты его существования. Тот, кто покушается на Красоту, – независимо от причин и помыслов – сам становится жертвой, как, например, Джеймс Вейн, брат несчастной Сибиллы.

Портрет Дориана, как всякое истинное произведение искусства, отражает его истинную сущность; искусство — вот правдивое свидетельство, вот верное зеркало жизни героя. Попытка Дориана в финале романа уничтожить надежно спрятанный портрет завершается его собственной гибелью, а произведение искусства неуничтожимо. Портрет в своей первозданной красоте будет жить вечно:

Войдя в комнату, слуги увидели на стене великолепный портрет своего хозяина во всем блеске его дивной молодости и красоты. А на полу с ножом в груди лежал мертвый человек во фраке. Лицо у него было морщинистое, увядшее, отталкивающее. И только по кольцам на руках слуги узнали, кто это.

Таким образом, в самом сюжете романа заложена главная идея эстетизма о безусловном превосходстве искусства над реальной жизнью. Искусство как воплощение прекрасного вечно, и потому погибает герой, а остается жить прекрасный, как и в момент окончания работы художника, портрет. Все как будто бы согласуется с теоретическими воззрениями писателя.

Заглавный герой в ответ на вопрос герцогини Монмутской, помогла ли ему философия лорда Генри найти счастье, говорит, что «никогда не искал счастья», искал лишь наслаждений, но находил их «слишком часто». В другой беседе Грей признается своему учителю, что «был бы рад поменяться с любым человеком на свете» и что убитый человек счастливее его. Он тяготится своей «чудесной жизнью», признается он один раз, что «так жить больше не хочет» и даже упрекает лорда Генри за то, что он однажды «отравил» ученика книгой.

«Портрет Дориана Грея» – это эстетический роман в высшем смысле, не пропагандирующий эстетическую доктрину, а выявляющий ее опасности. Своим романом автор заявляет, что жизнь, управляемая одной лишь чувственностью, анархична и саморазрушительна.

 

Сюжет романа «Портрет Дориана Грея»

Лорд Генри зашел к своему приятелю, художника Бэзила Голуорда, который писал портрет юного красавца Дориана Грея.

Красота юноши чрезвычайная. Голуорд не хочет, чтобы лорд Генри видел Дориана, поскольку лорд Генри с его циничным и парадоксальным мышлением очень плохо на всех влияет. Но встреча лорда с юношей все же произошла – раз в мастерской художника. Генри говорит юноше, что ценить надо только юность и красоту. Дориан в отчаянии: его красота завянет! Останется только на портрете! О, если бы портрет старел вместо него!

Лорд Генри не удерживается от соблазна влиять на Дориана, ведь так интересно сделать из этого воплощение красоты титана. Или… игрушку?

От художника Дориан получает свой портрет, который занимает почетное место в его коллекции красивых вещей. Со временем юноша начинает все больше общаться с лордом Генри.

Дориан рассказывает лорду о своей первой любви. Лорд высмеивает мысли о том, что любовь может быть вечной, или хотя бы достаточно длительным. Верность, мол, просто летаргия привычки и недостаток воображения.

Юноша говорит, что его избранница – семнадцатилетняя чрезвычайно красивая актриса в маленьком театре – Сибил Вэйн. Она еще и талантлив – даже в неотесанных публики Сибил пробуждает тонкие чувства.

Но когда Дориан ведет к театру лорда Генри и Бэзила, их неприятно поражает бледная и неестественная игра Сибил. Спектакль безнадежно провалилась. Что же произошло?

 

До встречи с Греем Сибил жила только искусством. Но вот полюбила – искренне и преданно. А искусство – лишь бледная тень любви. Она не может уже играть на сцене, она хочет только настоящих чувств. Грей отталкивает девушку, несмотря на ее мольбы. Она уже не возбуждает его воображения.

Когда Дориан вернулся домой после блужданий по ночному Лондону, он увидел, что выражение лица на портрете изменился: возле рта появилась складка жестокости. Неужели сбылось его желание? За каждый грех совершит Дориан, ложиться пятно позора на портрет… Что в душе – то на портрете. Юноша ужаснулся. Он решает вернуться к Сибил, но поздно: девушка покончила с собой.

Лорд Генри утешает юношу: эта девушка почти не жила, потому что она была только свирелью для пьес Шекспира. Когда не жила, то и не умерла. Надо искать новых приключений, новых чувств.

Дориан чувствует, что согласен с лордом. Достаточно раскаяния! Он будет вечно красив вечно сильный. А портрет… Портрет он спрячет в маленькой отдельной комнате.

Коварный приятель продолжает развращать Дориана. Лорд дает ему книгу о приключениях некоего молодого парижанина, который, так сказать, путешествовал всеми путями грехов мира. Книга очаровала Дориана. Он начал вести бесчестное жизни, общался с загадочными темными лицами, безумная жажда наслаждений гнала его до невероятных и отвратительных приключений, но в обществе не могли поверить, что он такой ницый и сластолюбивый, потому невозмутимая ясность его лица доказывала, что он невиновен. Никто же не знал, что портрет в комнате становился все отвратительным, он уже вызвал сразу у того единственного человека, который мог его видеть – у самого Дориана.

Но и светской жизнью тот вечный юноша не собирался пренебрегать, он устраивал обеды, куда приглашал уважаемых гостей и славных музыкантов. Все было очень изысканное, даже безупречное: серебро, посуда, скатерти, экзотические цветы, произведения искусства. Сразу можно было почувствовать, что человек, живя в этом доме, поклоняется Красоте. Одевался Дориан как настоящий денди, все остальные щеголи пытались подражать ему, но он оставался непревзойденным.

Дориан Грей в жизни исповедовал новый гедонизм – умение наслаждаться, наслаждаться каждым мгновением жизни, не огорчая себя никакими самоотрицания, никакими угрызениями совести. Дориан изучал действие на людей таинственных трав, собирал экзотические музыкальные инструменты и драгоценные камни – все это давало ему чувственное наслаждение, такую же, как и во время вештань по гнусных притонах Лондона.

Но иногда им овладевал холодный ужас. Он бросал веселье и мчался удостовериться, что в тайную комнату никто не заглянул. Что никто не увидел проклятого портрета!

Некоторые из благородных людей начал обходить его. Женщины, любили его до безумия, презрев приличия и общественное мнение, бледнели от стыда, как только Дориан Грей входил в комнату.

Этом вечном юноше уже виповнялося тридцать восемь лет. Накануне дня рождения, девятого ноября, к нему пожаловал Бэзил Голуорд, автор портрета, чтобы попрощаться перед отъездом в Париж и расспросить своего бывшего друга о тех слухи, которые накапливаются вокруг его имени.

Говорят, что общение с Дорианом разрушает судьбы мужчин и женщин. Но художник знает, что нечистая душа отражается во внешности. А по внешности Дориана никак нельзя сказать, что он испорчен, развратный и бесчестный.

Дориан открывает художнику свою тайну: показывает портрет.

Бридотно оскаленные лицо еще хранит частицу чудесной красоты, но вызывает только презрение и отвращение.

— Вы же говорили мне, что уничтожили картину! – Кричит Бэзил.

— Я ошибся. Она уничтожила меня.

Вдруг в Дориан вспыхнула дикая ярость. Он схватил нож и убил своего бывшего друга, убил того, кто создал его портрет.

Шло время. Не убийство художника подавляло Дориана – смерть души в собственном теле огорчала его. Грей сам сжег чемодан и пальто убитого, чтобы никто не догадался об убийстве. Но душа, душа…

Грей даже пытался сделать что-то хорошо, но это было только лицемерием. Наконец он решил уничтожить портрет. Схватил нож (того же, которым убил художника) и вонзил его в портрет. Послышался передсмртний шум глухой стук.

Люди, пришедшие вверх, увидели портрет хозяина – во всем блеске его очаровательной юности и красоты. А на полу с ножом в груди лежал какой покойник в вечернем костюме. Весь в морщинах, осунувшийся, вплоть взгляд вернуло. И только увидев перстни у него на пальцах, слуги узнали, кто это.

 

Роман Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея»

В солнечный летний день талантливый живописец Бэзил Холлуорд принимает в своей мастерской старого друга лорда Генри Уоттона — эстета-эпикурейца, «Принца Парадокса», по определению одного из персонажей. В последнем без труда узнаются хорошо знакомые современникам черты Оскара Уайльда, ему автор романа «дарит» и преобладающее число своих прославленных афоризмов. Захваченный новым замыслом, Холлуорд с увлечением работает над портретом необыкновенно красивого юноши, с которым недавно познакомился. Тому двадцать лет; зовут его Дориан Грей.

Скоро появляется и натурщик, с интересом вслушивающийся в парадоксальные суждения утомленного гедониста; юная красота Дориана, пленившая Бэзила, не оставляет равнодушным и лорда Генри. Но вот портрет закончен; присутствующие восхищены его совершенством. Златокудрый, обожающий все прекрасное и нравящийся сам себе Дориан мечтает вслух: «Если бы портрет менялся, а я мог всегда оставаться таким, как есть!» Растроганный Бэзил дарит портрет юноше.

Игнорируя вялое сопротивление Бэзила, Дориан принимает приглашение лорда Генри и, при деятельном участии последнего, окунается в светскую жизнь; посещает званые обеды, проводит вечера в опере. Тем временем, нанеся визит своему дяде лорду фермеру, лорд Генри узнает о драматических обстоятельствах происхождения Дориана: воспитанный богатым опекуном, он болезненно пережил раннюю кончину своей матери, наперекор семейным традициям влюбившейся и связавшей свою судьбу с безвестным пехотным офицером (по наущению влиятельного тестя того скоро убили на дуэли).

Сам Дориан между тем влюбляется в начинающую актрису Сибилу Вэйн — «девушку лет семнадцати, с нежным, как цветок, лицом, с головкой гречанки, обвитой темными косами. Глаза — синие озера страсти, губы — лепестки роз»; она с поразительной одухотворенностью играет на убогих подмостках нищенского театрика в Ист-Инде лучшие роли шекспировского репертуара. В свою очередь Сибиле, влачащей полуголодное существование вместе с матерью и братом, шестнадцатилетним Джеймсом, готовящимся отплыть матросом на торговом судне в Австралию, Дориан представляется воплощенным чудом — «Прекрасным Принцем», снизошедшим с заоблачных высот. Ее возлюбленному неведомо, что в ее жизни тоже есть тщательно оберегаемая от посторонних взглядов тайна: и Сибилла, и Джеймс — внебрачные дети, плоды любовного союза, в свое время связавшего их мать — «замученную, увядшую женщину», служащую в том же театре, с человеком чуждого сословия.

Обретший в Сибиле живое воплощение красоты и таланта, наивный идеалист Дориан с торжеством извещает Бэзила и лорда Генри о своей помолвке. Будущее их подопечного вселяет тревогу в обоих; однако и тот и другой охотно принимают приглашение на спектакль, где избранница Дориана должна исполнить роль Джульетты. Однако, поглощенная радужными надеждами на предстоящее ей реальное счастье с любимым, Сибила в этот вечер нехотя, словно по принуждению (ведь «играть влюбленную — это профанация!» — считает она) проговаривает слова роли, впервые видя без прикрас убожество декораций, фальшь сценических партнеров и нищету антрепризы.

Следует громкий провал, вызывающий скептическую насмешку лорда Генри, сдержанное сочувствие добряка Бэзила и тотальный крах воздушных замков Дориана, в отчаянии бросающего Сибиле: «Вы убили мою любовь!»

Изверившийся в своих прекраснодушных иллюзиях, замешенных на вере в нерасторжимость искусства и реальности, Дориан проводит бессонную ночь, блуждая по опустевшему Лондону. Сибиле же его жестокое признание оказывается не по силам; наутро, готовясь отправить ей письмо со словами примирения, он узнает, что девушка в тот же вечер покончила с собой. Друзья-покровители и тут реагируют на трагическое известие каждый по-своему: Бэзил советует Дориану укрепиться духом, а лорд Генри — «не лить напрасно слез о Сибиле Вэйн». Стремясь утешить юношу, он приглашает его в оперу, обещая познакомить со своей обаятельной сестрой леди Гвендолен. К недоумению Бэзила, Дориан принимает приглашение. И лишь подаренный ему недавно художником портрет становится беспощадным зеркалом назревающей в нем духовной метаморфозы: на безупречном лице юного греческого бога обозначается жесткая морщинка. Не на шутку обеспокоенный, Дориан убирает портрет с глаз долой.

И вновь ему помогает заглушить тревожные уколы совести его услужливый друг-Мефистофель — лорд Генри. По совету последнего он с головой уходит в чтение странной книги новомодного французского автора — психологического этюда о человеке, решившем испытать на себе все крайности бытия. Надолго завороженный ею («казалось, тяжелый запах курений поднимался от ее страниц и дурманил мозг» ), Дориан в последующие двадцать лет — в повествовании романа они уместились в одну главу — «все сильнее влюбляется в свою красоту и все с большим интересом наблюдает разложение своей души». Как бы заспиртованный в своей идеальной оболочке, он ищет утешения в пышных обрядах и ритуалах чужих религий, в музыке, в коллекционировании предметов старины и драгоценных камней, в наркотических зельях, предлагаемых в притонах с недоброй известностью. Влекомый гедонистическими соблазнами, раз за разом влюбляющийся, но не способный любить, он не гнушается сомнительными связями и подозрительными знакомствами. За ним закрепляется слава бездушного совратителя молодых умов.

Напоминая о сломанных по его прихоти судьбах мимолетных избранников и избранниц, Дориана пытается вразумить Бэзил Холлу-. орд, давно прервавший с ним всякие связи, но перед отъездом в Париж собравшийся навестить. Но тщетно: в ответ на справедливые укоры тот со смехом предлагает живописцу узреть подлинный лик своего былого кумира, запечатленный на холлуордовском же портрете, пылящемся в темном углу. Изумленному Бэзилу открывается устрашающее лицо сластолюбивого старика. Впрочем, зрелище оказывается не по силам и Дориану: полагая создателя портрета ответственным за свое нравственное поведение, он в приступе бесконтрольной ярости вонзает в шею друга своих юных дней кинжал. А затем, призвав на помощь одного из былых соратников по кутежам и застольям, химика Алана Кэмпбела, шантажируя того некой позорной тайной, известной лишь им обоим, заставляет его растворить в азотной кислоте тело Бэзила — вещественное доказательство содеянного им злодейства.

Терзаемый запоздалыми угрызениями совести, он вновь ищет забвения в наркотиках. И чуть не гибнет, когда в подозрительном притоне на самом «дне» Лондона его узнает какой-то подвыпивший матрос: это Джеймс Вэйн, слишком поздно проведавший о роковой участи сестры и поклявшийся во что бы то ни стало отомстить ее обидчику.

Впрочем, судьба до поры хранит его от физической гибели. Но — не от всевидящего ока холлуордовского портрета. «Портрет этот — как бы совесть. Да, совесть. И надо его уничтожить», — приходит к выводу Дориан, переживший все искушения мира, еще более опустошенный и одинокий, чем прежде, тщетно завидующий и чистоте невинной деревенской девушки, и самоотверженности своего сообщника поневоле Алана Кэмпбела, нашедшего в себе силы покончить самоубийством, и даже… духовному аристократизму своего друга-искусителя лорда Генри, чуждого, кажется, любых моральных препон, но непостижимо полагающего, что «всякое преступление вульгарно».

Поздней ночью, наедине с самим собой в роскошном лондонском особняке, Дориан набрасывается с ножом на портрет, стремясь искромсать и уничтожить его. Поднявшиеся на крик слуги обнаруживают в комнате мертвое тело старика во фраке. И портрет, неподвластный времени, в своем сияющем величии.

Так кончается роман-притча о человеке, для которого «в иные минуты Зло было лишь одним из средств осуществления того, что он считал красотой жизни».

 

Роман-символ “Портрет Дориана Грея”

Я учился в музыкальной школе и до сих пор люблю слушать классическую музыку. Например, этюды Шопена. В них звучит призыв к борьбе. В них слышится боль, отчаяние и вера в победу. Все как в жизни: борьба, где каждый хочет быть победителем. Некоторые впадали в отчаяние и отступали, некоторые шли до конца. А некоторые (писатели «чистого искусства») утверждали, что жизнь устроена несправедливо и изменить ее невозможно, борьба бесполезна. Но своей властью творца художник может отвлечь человека от порочной действительности, а порокам общества противопоставить именно «чистое искусство», не связанное с жизнью. Одним из теоретиков его был английский писатель Оскар Уайльд.

… Закрываю глаза, чтобы яснее представить себе этого человека...

1895 год, перрон редингского вокзала. Стоит человек, одетый в арестантскую куртку каторжника. Он стоит под холодным дождем, окруженный стражей, и плачет впервые в жизни. Около него улюлюкают мальчишки, рядом стоит полисмен. Это Уайльд. А совсем недавно он был законодателем мод в богатых салонах. Ему подражали, завидовали, прислушивались ко всему, что он говорил. Конечно, ведь он блистательный рассказчик, непревзойденный создатель остроумных афоризмов. Стоило ему появиться в гостиной, как сразу вокруг него собирались люди, привлеченные его славой.

Оскар Уайльд создал свою философию спасения человека и общества. Писатель утверждал, что только искусство способно увести людей из мира пошлости, мещанства. Он развивал мысль, что искусство помогает людям понять несправедливость и найти пути избавления от нее. Правоту своей философии Оскар Уайльд стремился доказать силой художественных образов. Он создал роман-символ «Портрет Дориана Грея».

Молодой аристократ Дориан Грей — главный герой романа. Природа создала его удивительно красивым. Но красота внешняя и внутренняя — разные вещи. К сожалению, Дориан был красив лишь внешне. А может быть, он был слишком слаб духовно, не имел своей точки зрения на жизнь и с легкостью принял девиз жизни лорда Генри — красота и наслаждение, то есть полный эгоизм. Дориан любит только себя и свою красоту. Но все, кто сталкивается с ним, гибнут. Покончила с собой Сибилла Вейн, беззаветно любившая Дориана. Погибли все те, кто не хотел увидеть в красоте Дориана Грея божество и стремился судить его поступки с позиций общественной морали. Но Грей попирал моральные законы. Люди думали, что такой красивый человек не может быть порочным. Даже судьба сделала ему великолепный подарок. Случилось удивительное волшебство. Исполнилось желание Дориана Грея, и его красота не меркла с годами. И лишь только на портрете изображалось все то, что происходило с душой Дориана.

Я себя не считаю идеальным. У каждого человека есть недостатки, и у меня тоже. Но Дориан, как он мог так скверно использовать свое единственное достоинство — красоту? Все пороки развратной натуры явственно проступали на портрете. А судьба все равно давала ему шанс вернуть свой человеческий облик. Художник Бэзил Холлуорд до последней минуты старался образумить Дориана, и получил за это нож в спину.

Грей с гневом обвиняет во всех своих несчастьях художника; бешенство, охватившее его, находит выход в убийстве. Если бы он хоть раз заглянул в Библию, да и вообще, если бы он имел свое мнение, он бы знал, что за все грехи рано или поздно приходится расплачиваться. Каждый получает то, что заслужил. Дориан заслужил смерть. Как глупо. Если бы я был красивым, я бы дарил красоту людям, делая только добро.

В начале своего сочинения я говорил о философии Уайльда, о его попытке доказать, что искусство сильнее жизни. Что же произошло с Дорианом Греем? Что его убило — искусство? Нет, конечно. Портрет был отражением души Дориана. Он убил себя своей бездарной жизнью. Портрет — символ искусства, а оно не может быть к жизни безразличным. Служа только себе, своим собственным прихотям, мы убиваем в себе человека, и роман служит еще одним предостережением от горьких ошибок.

 

«Портрет Дориана Грея» квинтэссенция эстетизма

Высшего выражения квинтэссенция эстетизма достигает в романе «Портрет Дориана Грея» (1890, журн. вариант; 1891, отд. изд.). В «Предисловии» к роману, составленном из афоризмов, Уайльд излагает квинтэссенцию эстетизма, провозглашает культ чистой красоты, авторского субъективизма и обосновывает концепцию «искусства для искусства»: «Художник — тот, кто создает прекрасное»; «Нет книг нравственных или безнравственных. Есть книги хорошо написанные или написанные плохо. Вот и все»; «Для художника нравственная жизнь человека — лишь одна из тем его творчества. Этика же искусства— в совершенном применении несовершенных средств»; «Во всяком искусстве есть то, что лежит на поверхности, и символ»; «В сущности, Искусство — зеркало, отражающее того, кто в него смотрится, а вовсе не жизнь»; и т.д.

Однако сюжет романа парадоксально противоречит предисловию, создавая интеллектуальное напряжение.

Молодой и прекрасный Дориан Грей, которого лорд Генри Уоттон убеждает в том, что нет ничего выше красоты, страдает оттого, что портрет, написанный Бэзилом Холлуордом, сохранит облик прекрасного Дориана на полотне, в то время как сам Дориан будет стареть. Его немыслимая фантазия: «Если бы портрет менялся, а я мог всегда оставаться таким, как есть!» — мистическим образом осуществляется. Отныне возраст, переживания, порочность героя отражаются на портрете, а в реальности его внешность не меняется.

Портрет становится воплощенной в материальной форме совестью, душой Дориана. Дориан погружается в разврат, убивает создателя портрета Бэзила Холлуорда, однако на его лице это никак не отражается. Наконец он решает уничтожить портрет — единственное свидетельство своей порочности, но, вонзая нож в портрет, убивает себя. Слуги, сбежавшиеся на его предсмертный крик, обнаруживают портрет прекрасного юноши, около которого лежит труп безобразного старика.

Тему романа можно сформулировать как искушение отождествить искусство и жизнь. Это отождествление приводит к разрушению и искусства, и жизни.

Красота встречается и в жизни, подтверждение этому — красота юного Дориана Грея.Как только искусство и жизнь парадоксально меняются местами, портрет отражает изменчивость жизни, а человек перестает изменяться, возникает завязка последующих драматических событии. Немеркнущая красота используется Дорианом для получения жизненных удовольствий, в результате его внутренняя красота разрушается, он перестает испытывать чувства любви и дружбы, становится виновником самоубийства влюбленной в него Сибилы Вэйн, а затем и убийцей художника Бэзила Холлуорда.

Второе подтверждение тезиса о несовместимости искусства и жизни — история молодой актрисы Сибилы Вэйн, которая чудесно исполняла роль Джульетты, пока не знала чувства любви. Как только Сибила влюбилась в Дориана Грея, она утратила способность играть любовь на сцене. Разочарованный Дориан оставляет Сибилу, что приводит ее к самоубийству.

Третье подтверждение того же тезиса — история художника Бэзила Холлуорда. В портрет Дориана он вложилсвою любовь к нему.

Отсутствие у Бэзила принципиального различия между искусством и действительностью приводит к созданию столь жизнепо-добного портрета, что его оживление — лишь последний шаг в неверно избранном направлении. Подобное искусство закономерно, по Уайльду, приводит к гибели самого художника.

Считается, что один из главных персонажей романа лорд Генри, изящный острослов и одновременно циник, склонный к парадоксам, во многом воспроизводит разговоры самого Уайльда, пугавшего своих слушателей переворачиванием с ног на голову всевозможных прописных истин. Его девиз: «Путь парадоксов — путь истины».

Прославление лордом Генри красоты как права на вседозволенность развращает Дориана. Но на самом деле сходство лорда Генри и Уайльда лишь внешнее. Предисловие вводит в роман центральный персонаж — самого автора, чей голос непосредственно звучит в парадоксах, открывающих роман.

Все названные сюжетные линии раскрывают последний и главный парадокс предисловия: «Всякое искусство бесполезно».

«Саломея». В 1891 г. Уайльд написал по-французски одноактную драму «Саломея». Она была опубликована в 1892 г. по-французски и в 1893 г. по-английски (перевод Альфреда Дугласа, откорректированный автором).

 

Дориан Грей вступивший в сделку с дьяволом

Дориан Грей — юный красавец, аристократ, подобно Фаусту вступивший в сделку с дьяволом, чтобы сохранить свежесть, молодость и красоту, в то время как возраст, порочная жизнь и преступления кладут свой отпечаток на портрет, выполненный другом Д. Г., художником Бэзилом Холлуордом. В отчаянной попытке уничтожить последнего нелицеприятного свидетеля своего падения Д. Г. бросается с ножом на холст, изображающий гнусного, рано состарившегося человека с кровью на руках. На следующее утро слуги находят труп отвратительного сморщенного старика с ножом в груди, 'а перед ним на стене — портрет Д. Г. «во всем сиянии его дивной юности и красоты». В романе Уайльда, который скорее следовало бы определить как «философскую повесть» в духе «Шагреневой кожи» Бальзака, каждый из основных трех героев воплощает не столько человеческий тип, сколько определенную философско-эсте-тическую и нравственную позицию.

Каждый из них в той или иной степени является носителем идей самого писателя, которые он определенным образом «примеривает» в вымышленной экспериментальной ситуации. Д. Г. отведена роль своеобразного «испытательного поля» этого эксперимента. Будучи «прекрасным принцем», носителем неземной красоты, он в силу главного положения Уайльда о господстве красоты над жизнью оказывается неподвластен житейским треволнениям, ибо они не затрагивают его как внутренне, так и внешне. Юная актриса Сибилла Вен волнует его сердце лишь тогда, когда трепетно передает на сцене чувства шекспировских героинь. Когда же собственная реальная любовь к Д. Г. преграждает ей путь в воображаемый мир Джульетты и она проваливает роль, юный эстет безжалостно отвергает ее и становится виновником ее самоубийства. Отношение к жизни лишь как к поставщику эстетических впечатлений, когда объект внимания должен не столько «нравиться» или «не нравиться» (что предполагает еще и некоторую нравственную позицию), сколько «волновать», определяет постоянный поиск новых ощущений, следование правилам «нового гедонизма», проповедуемого Д. Г. лордом Генри.

Лорд Генри Уоттон — артист, эстет, парадоксалист, своею проповедью «нового гедонизма» завлекший юного красавца Дориана Грея на путь порока. Персонаж типа лорда Г., сыплющий изящными, остроумными и одновременно циничными парадоксами, всегда присутствует в произведениях Уайльда, главным образом в драматургии (лорд Горинг в «Идеальном муже», Олджернон Монкриф в «Как важно быть серьезным», лорд Дарлингтон в «Веере леди Уиндермир»). Лорд Г., завсегдатай светских гостиных и блестящий рассказчик, во многом воспроизводит застольные разговоры самого Уайльда, пугавшего своих светских слушателей и слушательниц бесстрашным переворачиванием с ног на голову всевозможных прописных истин. Как отмечает один из собеседников лорда Г., «путь парадоксов — путь истины. Чтобы испытать действительность, надо ее видеть на туго натянутом канате. Когда истины становятся акробатами, мы можем судить о них». В результате появляются изречения типа: «Чтобы вернуть молодость, стоит только повторить ее безумства», «Я больше люблю людей, чем принципы, а людей без принципов больше всего на свете», «Быть естественным — поза, и самая раздражающая, которую только я знаю», «Я поверю чему угодно, лишь бы оно было совсем невероятным», «Совесть и трусость, право, одно и то же.

Совесть— это лишь вывеска фирмы», «В наши дни большинство людей умирает от излишества здравого смысла и открывает, когда уже бывает слишком поздно, что единственное, о чем никогда не жалеешь, — это наши заблуждения».